Экологические факторы в категориях экономики

Одной из трудностей современной экономической теории является включение экологических ценностей и факторов в число экономических категорий. Проблема имеет своеобразную историю. Из всех ценностей окружающего мира марксистская политэкономия допускала в круг экономических категорий только продукты человеческого труда. Это создавало трудности для теоретиков природопользования и даже служило препятствием для установления цен на возобновимые природные ресурсы. Трудности проистекали из того, что с позиций житейского здравого смысла условия, при которых в окружающей человека среде оказывается больше солнечного света и тепла, больше чистой воды и свежей зелени, цветов и тишины, обладают не только повышенной "ценностью", но и вполне реальной повышенной стоимостью, хотя на наличие всего этого не был затрачен человеческий труд.

Для преодоления этих трудностей применялись различные логические конструкции. Чтобы только не отходить от трудового происхождения стоимости, рассуждали о том, что "природа молча и незримо "трудится" вместе с человеком и за человека", воссоздавая почву, опыляя цветы возделываемых растений, поставляя лекарства и т.д. О возобновимых ресурсах, таких, например, как солнечная энергия, говорилось, что "они лежат за границами экономических измерений и, следовательно, за границами представлений о национальном богатстве" (Олдак, 1990). Но почему-то семья, где есть дети, при покупке жилья готова заплатить большую цену за квартиру на солнечной стороне при равенстве прочих качеств. Экономистам хорошо известна "температурная рента" и вполне определенная зависимость стоимости жизни от географической широты.

Возмещаемые с помощью труда природные ресурсы разрешалось квалифицировать как стоимости, а те, которые лежат за границами возмещения, нельзя было включать в категорию богатства, "ибо их ценность в масштабах развития всего человеческого рода не соизмерима ни с каким объемом благ, создаваемых тем или иным поколением" (Олдак, 1990). Другими словами, "ценность" так велика, что не может иметь стоимости.

Подобные абсурды и неувязки снимаются и все становится на свое место, если отказаться от догмата трудовой теории стоимости. Положение, согласно которому стоимость означает овеществленный в товаре труд и ничего более, исключает из рассмотрения категорию полезности, как будто стоимость равна ценности за вычетом полезности. Это придает всей трудовой теории стоимости ярко выраженный затратный характер и просто-напросто противоречит фактам даже в узком экономическом смысле.

В действительности же стоимость как ценность представляет собой итог синтеза результатов и затрат, выражающий единство всех воспроизводимых и невоспроизводимых ресурсов, в том числе и природных ресурсов и экологических условий. Не существует никакой стоимости, которая не содержит экологической сущности или в создании которой в той или иной форме не участвуют условия и факторы окружающей среды. Если даже упорно оставаться в шорах трудовой теории, то все равно не существует труда вне его биологической природы и экологической обусловленности.

Введение экологических факторов в число экономических категорий расширяет сферу приложения современного варианта теории экономического равновесия и, как ни странно, реанимирует давнюю умозрительную концепцию предельной полезности.

Еще Адам Смит (1723-1790) задавался вопросом: если стоимость зависит от полезности, то почему блага, имеющие высший полезный эффект (например, вода и воздух), ценятся, как правило, весьма низко или вообще не имеют стоимости, тогда как блага, польза которых с точки зрения естественных потребностей человека не очевидна (бриллианты и т.п.), имеют очень высокую ценность? Смит не нашел решения этого парадокса и потому апеллировал к затратам труда. А вслед за ним то же сделали Д. Рикардо и К. Маркс. Но довольно скоро стало ясно, что в теории стоимости речь должна идти не о всей совокупности потенциальной полезности какого-то блага в целом, а только о конкретной полезности, которую приносит вполне определенное количество данного блага. Мыслима ситуация, при которой несколько глотков воды оплачиваются горстью бриллиантов. С другой стороны, бесспорно, что весь запас пресной воды на Земле представляет бесконечно большую ценность, чем мировой запас алмазов.

Перейти на страницу: 1 2

Еще статьи по теме

Водная среда жизни и адаптация к ней организмов
На нашей планете живые организмы освоили четыре основные среды обитания. Водная среда была первой, в которой возникла и распространилась жизнь. Только потом организмы овладели наземно-воздушной, создали и заселили почву и сами ст ...

Устойчивое лесопользование
Мы находимся на пути коренного пересмотра взаимоотношений между лесом, людьми и промышленностью, которая выращивает и эксплуатирует лес. Меняется представление о рынке лесной продукции и о средствах, с помощью которых общество влияет ...